Артис-мебель: новости мира мебели
Артис-мебель: новости мира мебели

Как выбрать идеальную мебель для своей квартиры? Ответы здесь!

Артис-мебель: новости мира мебели

Красивая жизнь: Пророки в своем отечестве

ЛОНДОН — В представлении иностранцев и большинства россиян русская эстетика — это прежде всего матрешки и православные лампады. Однако теперь в России все больше дизайнеров пытаются завоевать популярность смелыми и яркими работами в этническом стиле, но в современной обработке

Российский мебельный рынок оценивается более чем в $2 млрд и продолжает быстро расти, стремясь удовлетворить массовый спрос отечественного покупателя. Из 145-миллионного населения России 20% принадлежат к растущему среднему классу, а 10% живут в Москве, где идет бурное строительство нового жилья и офисных зданий.

В столице уже сейчас насчитывается около 400 мебельных магазинов, а книжные магазины заполнены глянцевыми журналами типа Elle Decor и Architectural Digest наряду с дорогими российскими изданиями, такими как Мonitor. Первый экземпляр российского выпуска международного дизайнерского журнала Wallpaper* появился в продаже в феврале. По словам его издателей, на российском рынке они планируют продавать по 25 000-30 000 экземпляров в месяц, и это в дополнение к общему мировому тиражу в 108 000 экземпляров.

В такой ситуации совершенно естественно, что в России станет увеличиваться число мебельных выставок. А компания Cosmit, организатор миланского салона Internazionale del Mobile, планирует в этом году привезти в Москву группу итальянских производителей мебели. Чуть раньше на российском рынке прошла британская выставка современного дизайна “100% Дизайн”. Она состоялась в Москве в 2004 г. и привлекла более 14 000 посетителей.

Для молодых дизайнеров выставки — это событие гораздо более значимое, чем магазины, специализированные издания и новое строительство, которое разворачивается в Москве. Многим еще только предстоит просиять на мебельном рынке России — пока суперэлита страны все же предпочитает иностранные брэнды, уже считающиеся престижными на мировом рынке, такие как Alessi, Cappellini, Boffi и др., которые продаются в московских элитных магазинах Station Design и Leg Alto.

В России существуют небольшие, но уже снискавшие признание дизайнерские студии, такие как студия Алешина, “Теплицкая — Дизайн и Респект”. И все же продвижение на рынке молодых и неизвестных дизайнеров — задача весьма сложная. Айан Радж, управляющий директор “100% Дизайн”, сравнивает сегодняшнюю ситуацию в России с той, которая была в Великобритании лет 10 назад, когда современная мебель почти не пользовалась спросом, а дизайнеры, работающие в современном стиле, были едва известны. Сегодня “в России потребители знают о некоторых брэндах, но, покупая мебель, руководствуются иными принципами, чем при покупке автомобиля или выборе модной одежды”, объясняет Радж.

С этим мнением согласна и Наталья Вишнякова, один из представителей дизайнеров нового поколения. “Если мы говорим о стилистических концепциях, которые привлекают наших покупателей, тогда речь идет о стандартном классическом дизайне и раскрученных дизайнерах и брэндах, как правило итальянских”, разъясняет она. “Элита предпочитает покупать вещи с марками, а не новаторские решения дизайнеров, — говорит Алексей Михайлов, еще один молодой дизайнер. — Нет никакой "средней" или "промежуточной" ступени в российском обществе и во вкусах потребителей”.

Эта мысль отражается и во мнениях производителей. “Их политика полностью соответствует требованиям, личным вкусам и "режиму экономии" на дизайне”, — говорит Вишнякова. А в результате, поясняет Радж, в стране нет основ для производства высококачественной мебели.

Поэтому дизайнеры должны прибегать к таким же хитростям, к каким прибегали британцы, обращаясь к производителям из бывшей Восточной Европы или импортируя материалы, изготавливать мебель самим. Но это едва ли может считаться массовым производством.

К счастью, на московской выставке 100% Design уже стали известны некоторые “истории успеха”. Константин Ларин, победитель прошлогоднего конкурса “Сделано в России”, получил право представлять свою компанию Uni Design на выставке 100% Design в Лондоне, и это дало ему возможность начать собственное производство. В этом году Uni Design демонстрирует плоды своих достижений с помощью финской компании Kirsi Oy, представляя коллекцию столов и скамей UNIbankers.

Другой молодой талантливый лауреат — Алексей Бородин также стремится к международному признанию. Не так давно ему заказали разработать дизайн мебели и интерьеров для 120 гостиничных номеров. По его словам, разработка должна быть выполнена в этническом стиле, а заказ поступил от российского клиента.

Ни один из этих дизайнеров не считает, что представляет особый национальный стиль в современном мебельном дизайне. Сам Бородин утверждает, что “российский подход будет определен только тогда, когда российские производители выйдут на мировой рынок. Пока же русский стиль — это только синтез всего, что стало доступным в России”.

Однако большинство творений являются чересчур современными, угловатыми и зачастую выглядят слишком яркими. “Дизайн мебели в России сейчас более дерзкий, яркий и более блестящий”, — признает Радж.

Интересными примерами этого направления являются кресло-ящик Константина Мазуревского, бамбуковая лампа Марии Сумниной и многогранный шезлонг Алексея Михайлова, а также работа Ларина кресло-батут, за которую он получил премию в прошлом году.

Даже если избалованные роскошью россияне не примут отечественные таланты, нет причин, которые помешали бы этим смелым, ярким и блестящим художникам завоевать популярность на Западе. (FT, Ксения Чурлина)

Клэр Дауди



Смотрите также:

Возможно, Артис-мебель: новости мира мебели и другие предметы мебели интересуют Вас потому, что Вы планируете обновление интерьера? Тогда вот Вам одна из наших полезных рекомендаций на случай ремонта:

Инструмент для затачивания

 

 

Затачивание режущих частей инструмента — чрезвычайно важная операция, обеспечивающая чистоту работы и ее легкость. На затачивание ручным способом уходит до 15% рабочего времени. Механические точила резко увеличивают скорость обработки, но дают лезвия, требующие правки на оселке.

В современных условиях электроточило нужно иметь в каждом доме, а мастеру оно совершенно необходимо. Ручные механические точила неудобны, требуют больших усилий и для получения надлежащих результатов — работы двух человек.

Точить можно как сухим способом, так и с водой. Водяные точила удобны тем, что инструмент никогда не может быть нагрет до отпуска, но они громоздки, требуют привода, обеспечивающего медленное вращение (до 50—100 об/мин), и больших камней (диаметр 40—60 мм при ширине 4—6 см), применяемых обычно для промышленных шлифовальных станков. При точении на мокром камне вращение должно быть от себя.

Камень насаживают на ось с обжатием с двух сторон металлическими шайбами через картонные прокладки и затем правят всухую куском карборунда до устранения биения. Правка камней обязательна для любых точил, так как в продажу они поступают со значительным биением. Точить на камне с биением нельзя. Кроме того, помимо выравнивания правкой можно придать узкому камню необходимый профиль при затачивании фигурных ножей и стамесок. Карборунд — самый крепкий точильный камень из всех имеющихся. Незначительно вырабатываясь сам, он легко снимает излишки другого, более мягкого камня.

При смене выправленных камней необходимо помечать рисками их положение относительно внутренней втулки и оси шпинделя или двигателя. Поставив снятый камень обратно в соответствии с рисками или отметками, можно избежать повторного биения. Смена же камней — обычное дело в работе. Если камень сидит свободно, то на ось подкладывают полоски фольги, толстой бумаги. Камень, надеваемый с трудом, следует исправить обтачиванием стенок внутреннего отверстия с помощью узкого камня. Набивать такой камень ударом молотка нельзя — он может разлететься во время работы от невидимой трещины. Насаживая камень, сперва с помощью подкладок под боковые шайбы устраняют боковое биение, которое видно на глаз. Избавиться от бокового биения можно и без правки. Как выправить осевое биение, было сказано выше. При правке кусок карборунда опирается на массивную подставку. Касание камней должно быть по  линии  диаметра.  Точило  при  этом   прижимают  к  столу струбцинами или болтами.

 


В электроточилах камни насаживают на вал двигателя и, следовательно, они имеют ту же скорость вращения, что и двигатель: 1430 либо 2800—3000 об/мин. Для точения столярного инструмента предпочтительнее высокооборотный двигатель. Тогда даже при слабом нажатии резца на камень происходит срубание металла зернами камня, при более медленном вращении зерна срезают металл.. При срезании же выделяется больше тепла и больше становится опасность "поджечь" резец.

Электроточило следует оборудовать удобным столиком, дающим фиксированное положение инструмента по отношению к камню с условием образования надлежащего угла заточки. Форма камня (плоский диск, чашечный) влияет на конструкцию столика и его положение относительно камня. Столик должен иметь направляющие, по которым двигается колодка с резцом, прижатым струбциной. На 11 приведены некоторые конструкции столиков к точилам. Если камень меньше диаметра двигателя, то длинные резцы (например, ножи электрорубанка) приходится править на боковой стороне камня, что в общем не рекомендуется, так как нож может вырваться из рук. Поэтому здесь следует соблюдать осторожность и надежно зажимать резец.

При стачивании металла по всей плоскости фаски следует периодически опускать резец в банку с водой, стоящую рядом, чтобы не отпустить металл, а нажатие не должно быть сильным. Можно охлаждать резец мокрой тряпкой при остановленном точиле. Отпущенный металл (это видно по его окраске — цвет побежалости) следует осторожно переточить на 0,5—1 мм. Если же окрасился один заусенец, то переточки не требуется. При точении инструмента срезать металл по всей фаске не следует, камень не должен стачивать фаску в непосредственной близости от острия. Нужно оставить кромку шириной 0,5—0,8 мм. Этот край затем правят на оселке.

Вращение электроточила —на себя; наилучший камень — белый электрокорунд средней мягкости, несколько хуже — оранжевый камень. Другие камни имеют специальное назначение, иногда они рассчитаны на работу с эмульсией, и устанавливать их не следует. Камни с очень мелким зерном могут оказаться непригодными для точения всухую и будут лишь лоснить фаску без снятия металла.

Для правки и шлифования вручную режущих кромок необходимо иметь два камня, заделанных в деревянные колодки, чтобы они не двигались под инструментом. Если оба камня смачивают водой, то их можно заделать вместе один за другим; если один из них смачивают маслом или керосином, колодки должны быть раздельными. Точильные камни смачивают обильно, лучше даже опускать их в воду целиком. Первый камень — мелкозернистый (корунд) служит для выравнивания рисок от механического точила и быстрого снятия металла. Второй камень — оселок шлифует кромку резца.

Если посмотреть на резец в лупу, то легко увидеть, что после первого точения край его представляет собой зубчатую линию, а после правки на оселке — линия ровная с небольшими волнообразными выступами. Шлифование придает резцу остроту, стойкость в работе и улучшает качество поверхности. Некоторые мастера после оселка правят резец на ремне с зеленой хромовой пастой словно бритву.

Для первого подтачивания используют куски шлифовальных кругов красного цвета или прямоугольные цельные бруски оранжевого цвета. Двусторонние бруски менее удобны.

Излюбленным материалом для оселков у столяров является природный шифер. Куски его встречаются в каменном угле. Он мягок, мелкозернист, хорошо снимает заусенец и шлифует кромку. При выработке поверхности камня или при подготовке к началу работы рабочую плоскость куска шифера выравнивают всухую на плоском куске искусственного крупнозернистого абразива. Из шифера можно получить любую форму, необходимую для затачивания фасонных резцов и стамесок.

Особое внимание следует уделять снятию заусенца, так как нож с неотпавшим заусенцем не будет чисто резать древесину и быстро затупится. Чтобы выработать навык определять, остался заусенец или нет, следует каждый раз, проверяя его пальцем, одновременно осматривать нож в лупу. Заусенец снимают шлифованием ножа с двух сторон: со стороны фаски и со стороны спинки.

При плоской фаске, полученной на станке, после шлифования образуется небольшой горб из-за того, что, как бы ни был опытен мастер, всегда есть незаметное покачивание руки. Поэтому для сохранения угла резания следует снимать фаску на станке под несколько более острым углом (23—25°). Завал его при правке обеспечит необходимый угол резания — 30° (размеры углов давались при описании рубанков и стамесок, они основаны на теории резания древесины и проверены практикой).

По поведению заусенца можно судить о качестве металла. Если заусенец долго не отламывается, а перегибается со стороны на сторону, — металл мягкий, жало будет быстро тупиться. Если заусенец хрупкий, значит — металл сухой, жало будет крошиться и также быстро затупится. Если заусенец отламывается не сразу, а лишь будучи подточенным, — сталь хорошая. Хорошо отшлифованная фаска сияет, и чем это сияние ярче — тем лучше сталь.

Затачивая новый инструмент, нужно придерживаться указанных размеров углов заточки, а не ориентироваться на фаски черновой заготовки. Рекомендуется в листе дюралюминия или латуни сделать угловые вырезки с круглым отверстием в вершине угла, которые будут служить шаблоном.

Точить инструмент следует в специальном месте, удаленном от верстака, так как отходы, получаемые в процессе точения, пачкают дерево. Особенно аккуратно нужно обращаться с маслом и керосином, оставляющими трудно удаляемые пятна.

Время работы: 10.00 - 20.00



Дом и дача/Мебель/Шкафы, комоды, полки/Шкафы/Шкафы / Ангстрем / Шкаф Эстетика 1_4 Ангстрем:

отзывы

Оставить отзыв (facebook):
Оставить отзыв (ВКонтакте):

Оставить отзыв (Google+):

 
 
Рейтинг@Mail.ru Рейтинг@Mail.ru